Архив Декабрь 2005

Жизнь

| Нет комментариев

Вот так я поворошил прошлое. Прошу прощения, Юля.

http://files.youssr.ru/properties.php?id=31

Этот рассказ написан в 2003 году в Тольятти нами в соавторстве. Тогда он жил под грифом «Секретно», и у меня даже есть запароленный архив с одной из первых версий, пароль которого я так и не вспомнил.

Время не только лечит, но и рассекречивает.

Я уже несколько раз пытался написать что-нибудь в соавторстве. «Жизнь» — первый и единственный рассказ, который начался и закончился (хотя заканчивать мне пришлось в одиночку). Я не совсем понимаю, почему хочу опубликовать. Наверное, потому что не могу держать в себе не секретные вещи.

Ух, как жизнь-то летит...

Шок - это по-нашему

| Комментариев: 5

На днях заглянула через Ольгино плечо в Перцовый телефон. До сих пор не знаю за чем… Так сложилось, что «Перец» и «пошлость», по восприятию, практически синонимы: где он, там обязательно пошлость, а где пошлость – непременно он – только дело совершенно не в этом, а в том, что было в телефоне. Такого я совершенно не ожидала. До сих пор посещают мурашки, когда вспоминаю эти ролики.Одного не пойму: за чем такое носить с собой, да еще показывать каждому-каждому? Не уже ли люди уже на столько очерствели в этом мире, что одни догадываются убивать и снимать это на видео, а другие носят эти ролики в кармане, да еще рекомендуют, мол:

— Посмотри как прикольно! Это было на самом деле! Нет, так не больно интересно, лучше со звуком!

Наверное, жизнь человека ни для тех людей, ни для Петрика, ни для тех, кто умудряется смеяться, глядя на такое, уже, видимо, ничего не стоит. Зачем пропагандировать это!? А потом говорим, что убивают на каждом шагу. Еще бы!

В Ульяновской области популярна газета под названием «Шок». И она его оправдывает на все 100%. Там печатают о различных криминальных происшествиях. На её страницах можно найти подробное описание, того, как сын убил свою престарелую мать рубанком по лицу, даже прилагается фото месива, которое получилось вместо лица женщины; малолетние внуки сожгли свою бабушку в печке, предварительно расчленив тело (+фото полуобгоревшей ноги), отец тушил бычки об своего крошечного сынишку (+ фото 6-месячного младенца всего в ужасных черных точках)… И так можно продолжать до бесконечности ,т.к. ничего другого там, собственно говоря, и нету. Думаете в одной, отдельно взятой деревне моей бабушки стало меньше преступлений? Как бы не так! Хотя, люди, живущие там, практически брошены на произвол судьбы (закрыто производство) и держатся только за счет взаимопомощи и поддержки друг друга. Местные почти родные между собой, и на столько часто происходят совершенно зверские убийства своих кровных родственников…

Невольно вспоминается не очень давний репортаж про людоеда ( я его, к счастью, не видела). Да и вообще, из основного информационного канала граждан – телевидения – один негатив и шок. Когда в последний раз показывали что-то приятное, что-то светлое? Я лично, не могу припомнить…

Складывается ощущение, что постоянно поливают сплошным негативом (даже в программе «Новости») Я не говорю, что в новостях надо говорить о приятном, даже, если конец света уже начался, но негатив всегда должен уравновешиваться позитивом. А мы уже даже на свою собственную жизнь начинаем смотреть с негативной точки зрения. И, разве, жить стало веселее или приятнее?...

Это тоже про меня

| Комментариев: 4

«Глава II

В свете последних событий Иржи Костроун решил остаться в Пардубице на неделю. Проснувшись утром 21 февраля, он подумал — что делать? Пряники дегустированы, скачки в ближайшее время не намечаются. Иржи пошел в ванную. Увидев свое непроснувшееся лицо с впалыми щеками, он напряг скулы. «Так-то лучше».

Каждый раз, когда Иржи чистил зубы, он находился совсем в другом месте, не в ванной. Более того, Иржи догадывался, что он не один такой на Земле. Миллионы людей по утрам выдергивают из памяти недодуманные мысли, додуманные мысли, извечные мысли. А некоторые мысли там и рождаются. На щетине зубной щетки.

Иржи вспомнил детство. Вспомнил школу. Каникулы.

«Хоккей» — подумал Иржи.

Только ленивый чех не думал о хоккее в феврале 2001 года. Что и говорить, Чехия — чемпион мира 2001. Иржи смотрел этот финал с Россией. Все чувства, хоть как-то относящиеся к национальным проснулись в нем за три периода. Это было по-настоящему здорово. Мы победили!

А в Пардубице был хоккейный клуб «Пардубице». Как же он тогда назывался, раньше? Что-то на языке вертится. Иржи позвонил во дворец спорта.

Вечером он сидел перед ледовой ареной. Мартин пойти не смог, он встретил в библиотеке какую-то девушку, что-то взбрело ему в голову, и он унесся за город со своим фотоаппаратом. Когда Мартину «что-то взбредало в голову», Иржи мог прореагировать на это с пренебрежением. Ну, как это обычно бывает, фыркнуть, состроить гримасу... По утрам, когда он чистил зубы, и по вечерам, когда он засыпал, Иржи понимал, что не такие уж и бредовые идеи Мартина. «Просто он так чувствует».

«Просто он так чувствует», — подумал Иржи и поморщился. Он не засыпал и не чистил зубы. Он слушал диктора.

«Команда Пардубице. Вратари: Адам Свoбода, номер первый, Барта Либор, номер ...»

— Здравствуйте, — к нему обратилась девушка, которая сидела слева. Иржи поморщился изнутри. Он только что сбежал из Праги, а тут снова девушки.

— Здравствуйте, — осторожно ответил он.

— Скажите, это ведь в вашем клубе начинал играть Доминик Гашек?
Следующие три секунды Иржи Костроун позволил себе ничего не говорить. Да он и не смог бы. У него в голове выстроились ассоциативный ряды.

Трехсекундные ассоциативные ряды Иржи Костроуна:

Школа — Каникулы — Хоккей — Пряники;

Кудрявая брюнетка — Гашек — Свoбода — Победный гол в финале с Россией;

Сидение — Ботинок — Юбка кудрявой брюнетки — Как же назывался тот клуб?

Прага — Пиво — Девушка Мартина из библиотеки — Мартин фотографирует ветки дерева стоя прямо под ним.

Неизвестная-то всего одна.

— Простите, я не представилась, меня зовут Лора, — сказала она, чтобы напомнить о своем присутствии и Гашеке.

— Иржи. Да, вы правы, в нашем. Хотя и живу я теперь в Праге. Когда Доминик начинал играть, клуб назывался «Тесла», — сказал Иржи глядя на игроков команд, собравшихся каждые у своих ворот. Да, она заставила его вспомнить, как раньше назывался ХК «Пардубице».

— Доминик? Вы с ним знакомы?

— Вообще-то нет, — улыбнулся Иржи. Он всегда рьяно болел. «Доминикушка, держи! Аргх! Доминатор лучший!». Хоть Гашека он в Пардубицком клубе и не застал. — А еще раньше, в ЧССР, наша команда называлась «Динамо».

Лора показала, что это ей крайне любопытно, хотя историю хоккейного клуба города Пардубице она знала как свои пять пальцев.

Отзвучал гимн. Иржи вспомнил, что вообще-то у него сегодня плохое настроение и до окончания матча не отвечал взаимностью на попытки Лоры заговорить.

Иржи, задумавшись, смотрел игру как никогда спокойно. Даже когда против Петра Сикоры применили запрещенный прием (а Иржи, как опытный болельщик, знал правила и четко фиксировал их нарушения), а судья не заметил, Иржи и бровью не повел.

В первом перерыве Лора попросила Иржи показать ей дворец спорта.

— Я вообще-то уже несколько лет «не местный». Я живу в Праге, но если вы хотите, я с удовольствием покажу, — сказал Иржи. Но никакого удовльствия он не испытвал. Воспитание в очередной раз помешало ему просто посмотреть хоккей.

— Как интересно, а я позавчера из Штатов прилетела, я вас видела в автобусе Прага-Пардубице.

...»
Тринадцатая страница живой книги Весуга Й.Ч. «Миранда со льдом».

Вчера (Yesterday)

| Нет комментариев

«Ол май траблз симс соу фа эвей».

Я ведь никогда не делал, что сейчас сделаю, а знаете почему? Причины ниже.

Я совсем не вру, что когда я печатал эти слова, часы на моем ноутбуке показывали 3:33. Сегодня 16 декабря и очень темно.

Вы же меня знаете, в это время я сплю. А сегодня - думаю. Все из-за вчера. Вот слушайте.

Ах, да, вчера я проспал. Проснулся в 7-56 и подумал: «Это случилось!». Полежал до восьми и, как ни в чем не бывало, начал свое утро. Согласитесь, странно рассчитывать в четверг на будильник, который с начала недели еще ни разу не прозвонил.

Погуляли с Роем и поднимаемся по лестнице домой. Вниз спускается девушка с четвертого этажа (вы ведь читали новость «9 мая — к праотцам» от 15 мая 2004 года?). Я говорю: «Привет», — улыбаюсь, нос заложен. Но ваниль — очень неоднозначная штука с неоднозначным запахом. Мне кажется, что у нее туалетная вода (или как там это называется?) с запахом (или оттенком?) ванили. У одной моей знакомой — тоже, но я-то думал, что только у одной моей знакомой. Быстро взял портфель и догнал девушку (она тоже в университет шла). Пришлось даже побежать, надеюсь, она не видела. Поговорили. Да, с запахом ванили. Во дела...

Потом был университет. Ничего хорошего. Разве только Олеся поставила меня в тотальный игнор :) Ну, это я считаю весело. Только поздно как-то.

Потом я возвращался домой через школьный двор десятой школы. Ну, понятно, думал о чем-то. Слышу: «Нееет!». На снегу лежит девочка. Я бы сказал — седьмой класс. Лицо красное — набегалась, видимо. Поднимается с земли. И никого она не боится, ей даже нравится, судя по всему. На нее смотрит человек десять ее ровесников, все — мальчики. Смеются. Один, просто задыхаясь от смеха, кричит: «Да у нее течка!».

Точка входа в школьную жизнь. Я начинаю доказывать себе, что мы в таком возрасте о таких вещах ничего не знали. Нет, конечно, ничего такого мы не знали (а не знали ли? а знали ли? ли! ли!). Я начинаю понимать, что не такой уж я и отец, чтобы конфликтовать с детьми. Я начинаю убеждать себя, что это нормально. Виноваты в этом точно не они, если, конечно, вообще кто-то виноват. Если вообще «вина» существует. А вообще, ужасно.

Потом Макс сказал мне, что я хороший студент.

Потом баскетбол. Играл отвратительно. Бедный Валера, очень расстроился, всех нас поругал. А я привык.

Потом испытание судьбы. Скажи мне, как ты испытываешь свою судьбу, и я скажу тебе, кто ты. Я шел в магазин за вишневым соком «Я». Шел и думал: «Если продавщица ошибется и даст мне вместо вишневого красный виноград, то я куплю оба». Я думаю, не стоит озвучивать финал этой истории. Скажу лишь, что очередную главу Голсуорси я читал с вишневым, а сейчас пишу с виноградным.

А когда пришел домой, то все. Я бы описал это как «БАЦ Бац бац!». И все.

Все. На моем календаре 15 декабря. Вот такие у меня проблемы со временем: вчера было 28 сентября, сегодня — 15 декабря. Для большей честности на шестнадцатое передвину только утром, когда (если?) проснусь. Итого я стоял на паузе 73 дня.

Вам очень неприятно это читать, я понимаю. Это вне стилистики сайта, я знаю. Но недавно я понял, что Silence Science — это не только моя история. Это, скорее, отчасти (логическое ударение на предыдущее слово) моя история. А вообще, конечно, наша. Так пусть эта пауза в 73 дня увековечится. Есть вещи, которые легко забыть, но не следует забывать.

А пока на часах 4:00 и я выключаю компьютер, чтобы снова попробовать уснуть. Хотя, возможно, снова придется думать.

Вы ведь знаете, кто нажал на паузу? Вы ведь знаете, кто нажал «Play»? Не скажу.

«Оу, ай билив ин естедэй».